Три четверти утки


Три четверти утки 01.03.2014

Три четверти утки

Чем ближе весна, тем громче становятся голоса сторонников и противников весенней охоты на боровую и водоплавающую дичь. Сбор подписей «против» организовали экологи Алтайского края. Петиция с аргументами и требованиями составлена и собирает голоса на сайте www.change.org/ru. После окончания кампании документ направят министру природных ресурсов и экологии Сергею Донскому.

 

Обсуждение проблемы идёт по всем направлениям и уровням – на заседаниях, круглых столах, на форумах и в соцсетях. Сторонники охоты придерживаются мнения о незначительном ущербе, приводя в качестве доказательств данные других стран. Мол, там стреляют больше и дольше.

Противники весенней охоты согласны, что стрельба в сезон размножения не единственный источник проблем. Травяные палы, когда массово гибнут гнёзда и молодняк зверей и птиц, повсеместная вырубка глухариных токов, высыхание озер и болот, массовый отлов птиц в Юго-восточной Азии – все это факторы, влияющие на сокращение численности популяций водоплавающей, луговой и боровой дичи.

Но это вовсе не повод добивать оставшихся в живых и вернувшихся на Родину птиц. И если мы не в силах повлиять на глобальное изменение климата, то почему не можем исключить хотя бы фактор беспокойства в период размножения?

К обсуждению подключаются учёные, охотоведы и охотники не только из Алтайского края, но и из других регионов.

 

Павел Деришев, охотовед с 20-летним стажем, заместитель директора Тигирекского заповедника по охране, Алтайский край:

«Нужно донести до людей одну простую мысль: если ничего не изменить, нас ждёт катастрофа. О том, как обстоят дела на самом деле, насколько сократилось количество уток и гусей, мало кто знает. Хорошим решением было бы начать познавательные программы на радио и телевидении об охоте, где приводились бы реальные факты и цифры. Среди охотников одна из главных проблем – отсутствие у начинающих элементарных знаний и правил. Потому что сейчас стрелять дичь может пойти любой, получи только билет. А после находят подстреленных сов, канюков, орлов. Правда, искать уже некому – 20 инспекторов на весь край».

 

Сергей Снигирёв, доктор биологических наук, профессор, Алтайский государственный  аграрный университет:

«В теме весенней охоты постоянно присутствует «жонглирование» фактами. Сторонники приводят одни цифры, противники – другие. Споры прекратятся, когда будет вестись постоянный строгий учёт популяций. Для этого нужны специалисты, каких в крае у нас очень мало. Я давно уже предлагаю создать в университете специальность биолога-охотоведа. Учёт, конечно, не единственная проблема, и решать её нужно совместно с другими странами, куда отправляются зимовать птицы. А сейчас чтобы остановить катастрофическое падение численности, весеннюю охоту необходимо закрыть».

 

Анатолий Михантьев, кандидат биологических наук, старший научник сотрудник, Институт систематики и экологии животных СО РАН, г. Новосибирск:                                        

«Ошибочное мнение о полигамии и «излишках» селезней упорно продолжает существовать в нашей стране среди охотников и даже некоторой части орнитологов и охотоведов.

Например, общеизвестен факт, что весной у речных уток наблюдается преследование одной самки двумя и более селезнями. Широко распространено объяснение, что за одной самкой «ухаживают» нескольких селезней. Но это суждение ошибочно. Преследование одной самки селезнями это проявление территориального поведения. Это охрана селезнем своего участка, на котором будет построено или уже находится гнездо этой пары. Например, каждая пара крякв занимает определенный участок водоема. Селезень охраняет его от вторжения других пар своего вида. Он нападает на самку независимо от того, есть рядом с ней селезень или нет, и гонит ее. К ним часто присоединяются хозяева соседних участков. Это преследование может длиться несколько минут и на расстоянии до 700 – 1000 метров. Затем все селезни по очереди возвращаются на свои участки».

 

Алексей Барсуков, охотник с 2-летним стажем, Челябинская область:

«Весенний сезон обязательно нужно закрыть (хотя бы на определенное время). Не только я, но и другие охотники замечают, что дичи на Урале стало меньше. Лет пять назад уток в наших краях было не счесть, а сейчас только залетные осенью. У нас многие вообще перестали охотиться – не на кого. Наивно, конечно, думать, что все охотники соблюдают правила. Для таких, помимо основных аргументов, нужен ещё один – денежный. Смешно ведь, за кранокнижную пеганку у нас один браконьер заплатил всего 2 тысячи рублей».

 

 Владимир Кучер, охотовед с 37-летним стажем, в прошлом главный специалист управления охотничьего хозяйства Алтайского края:

«К моменту открытия охоты весной у многих пернатых гнездование уже в разгаре. Птицы делят участки, строят гнёзда. Если пару потревожить в это время, она улетит и будет искать новое тихое место. При этом теряется время, необходимое для благополучного высиживания птенцов. Если же спугнуть самку уже на гнезде, то яйца быстро остывают, и потомство погибает, так и не вылупившись. Большой урон незащищенным кладкам наносят также вороны и другие хищники. В последнее время охота приняла ещё и массовый характер. При таком количестве любителей пострелять огромный урон популяции наносится даже за один день охоты».

 

Юрий Колупанов, охотовед, стаж охоты - 45 лет, Хабарский район Алтайский край:

«Как говорится, истина познаётся в сравнении. Мне не нужны цифры, я помню, сколько было птицы лет 15 назад. Мало того, что в крае охотников много, так ещё и соседние регионы на эту землю подтягиваются. Причём добывают попутно и глухарей, и зайцев немало. Могу с уверенностью сказать, что охотиться теперь не на кого. Отрицают этот факт только неопытные и те, кто на такой охоте зарабатывает. Ну а кому они будут предлагать свои услуги лет через пять?»

 

Виктор Досов, охотник с 40-летним стажем, Алтайский край:

«Я уже почти не стреляю даже осенью, что говорить про весну? Вместо этого строим ещё с парой охотников искусственные гнездовья для птиц и развозим по местам, где потише. Бережнее нужно относиться к природе. Считаю, что не только охотиться, но выезжать на отдых не стоит до середины июня. Не только ведь охотники пугают живность, отдыхающего тоже не всякого правилам поведения учили».

 

По данным Крайохотуправления за 2012 год, общая численность водоплавающей птицы, гнездящейся в Алтайском крае, составляла около 1 800 000 особей. Для сравнения можно взять количество жителей региона – примерно 2 400 000 человек. Таким образом, на одного жителя Алтайского края приходится всего 0,75 птицы.

Птицы, как часть природы – наш общий ресурс и общенациональное достояние. Но на каждого жителя края не приходится даже по целой «своей» утке или гусю! Ущерб от сокращения видов сегодня ещё не так явен, зато следующие поколения смогут оценить наши усилия в полной мере. А вообще – попробуйте показать своему ребёнку три четверти утки…

 

Чтобы проголосовать за запрет весенней охоты, необходимо зайти на сайт www.change.org/ru и набрать в поиске «Отмените весеннюю охоту на птиц».

 

 

                                                                                                                   Ирина Шильреф


Возврат к списку


pojertvovanie.jpg
Заповедник "Саяно-Шушенский" заповедник "Алтайский"azasNew.pngНациональный парк "Шушенский бор"Дирекция ООПТ Хакасииkat.jpgКГБУ Дирекция Красноярского краяэмблема Шорский национальный парк.jpg
Заповедник "Тигирекский" Tunguskii.jpgЗаповедник «Убсунурская котловина»Заповедник "Хакасский" Лого Куз Алатау.jpg   ЕргакиCentralnosibirskii.jpg stolbi.jpg
  Яндекс.Метрика