Хроники Заповедного Дозора.


Хроники Заповедного Дозора. 07.11.2016

Хроники Заповедного Дозора.

День 30-ого октября 2016 года выдался солнечным и ветреным. Уже с самого утра стало ясно, что выходить в обход по окрестностям Яйлю в восточном направлении не стоит – усиливающаяся «верховка» (сильный ветер с юга с мощным волнением, шторм) грозила нам пронизывающим ветром и сложностью в обустройстве стоянки для общения на берегу Телецкого озера. Поэтому было принято решение выдвигаться на запад, в сторону залива «Кобухта», что переводится местными коренными жителями как «пенная» и где на каменистых отмелях этой небольшой бухточки очень часто во время штормов наблюдается белая пена. И где есть тихое уютное местечко на границе хозяйственной зоны села Яйлю и «дикой» территории Алтайского биосферного заповедника. Там можно, оставаясь незамеченным (как в пограничном наряде «секрет»), наблюдать за окружающей обстановкой. Там можно вести спокойные задушевные беседы. Там можно просто любоваться игрой ветра и волн Алтын-Кёля. И оттуда всегда возвращаешься умиротворённым и очищенным от пыли повседневности, со свежими идеями и вдохновлённым на новые проекты.

Выход в «поле» традиционно начался от памятника местным жителям и сотрудникам заповедника, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Под грохот «верховки», через который с трудом пробивались радостные возгласы детей и руководящие окрики старшего «заповедного пограничного наряда» (а «по совместительству» сотрудника отдела экологического просвещения заповедника), группа дозорных выдвинулась в сторону залива «Кобухта». Быстро прошли мимо стоянки «Пионерский костёр», где в былые советские времена принимали в пионеры   юных яйлинцев, останавливались туристские группы всесоюзной детско-юношеской турбазы «Медвежонок» и на галечном берегу разжигали большой «пионерский» костёр во время различных праздников. По маршруту следования были замечены следы местных обитателей: мышки, белки и бурундуки лакомились кедровыми орешками, кедровки оставили на свежем снегу следы от своих широких крыльев, заяц проскакал по своим заячьим делам….

Всё это узрели глазастые и многоопытные сельские пацаны. И тоже не устояли перед лесными дарами, быстро наполнили свои скромные рюкзачки-«тормозки» липкими от смолы и запашистыми ореховыми припасами.

В заливе быстро обустроили стоянку в тихом, закрытом от штормового ветра каменным мысом, месте. Расположились и, глядя на накатывающиеся на заповедный берег крутые волны, принялись вспоминать предыдущие походы «Заповедного Дозора», перебивая друг друга нетерпеливыми возгласами: «А помнишь?! А помнишь?» Походы, во время которых знакомились с природными объектами Телецкого озера, с историей и героями охраны и науки Алтайского заповедника, с культурными памятниками Яйлю. Походы, в которых юные дозорные проходили испытания на мужество, терпенье и взаимовыручку, учились преодолевать речные и горные препятствия, разжигать безопасный костёр и варить чай на таёжных травах.

Вспомнили, как во время похода к пещере горы Ак-Кая (Белая Скала, алт.) во время крутого подъёма от речки Чичинек (Говорливая, алт.), когда ноги скользили по листьям бадана и каменным осыпям, а руки коченели от мокрого снега, Володя Байкалов первым поднялся к входу в карстовый провал. Оставил свой тормозок со съестными припасами, быстро вернулся вниз и молча взял на «закорки» самого юного участника того похода - Матвея Чалбина. Затем, ловко переступая с камня на камень, поднял его к пещере. А потом вновь спустился вниз, и уже Настя Чалбина ощутила на себе его товарищескую заботу….

Вспомнили, как во время похода в урочище Ок-Порок (Мелкая трясина, алт.) Кира Князева не убоялась ледяной осенней водицы горного ручья и бесстрашно босиком пересекла водяную преграду. Как часто делает её папа, инспектор охраны заповедника, во время патрульных рейдов. Вот только попросила маме не рассказывать… А то заругает….

Вспомнили, как к ним в гости приезжали участники проекта «Зелёные Роботы» и познакомили и школьников, и учителей Яйлю с возможностями научно-технического творчества для сбережения природы. И многие «заболели» робототехникой.

Вспомнили, как с одного из походов принесли саженец кедра и посадили у памятника погибшим землякам… 

Много, что вспомнили и о многом поговорили. И про письма Деду Морозу со своими мечтами, и про зимние походы на камусных лыжах, и про летние поездки по кордонам заповедника. А ещё с замиранием сердца послушали рассказ о встрече с хозяином тайги – медведем. И как уходили в длительные зимние патрульные обходы на камусных лыжах их отцы и соседи по заповедному селу Яйлю.

Потом была дегустация самой большой ягоды на планете Земля - полосатого арбуза, столь неожиданного на заснеженных прибрежных камнях залива Кобухта, горячий чай на меду и травах с домашними вкусняшками и игра в прятки в таёжных зарослях. Шумела «верховка» и ярко светило солнце, было весело и интересно, и никто не хотел уходить с дикого заповедного берега Алтын-Кёля…

Программа «Заповедный Дозор» Алтайского биосферного заповедника родилась в мае текущего года при поддержке администрации школы села Яйлю и при участии членов Русского географического общества и Региональной общественной организации ветеранов-пограничников «Рубеж» как естественное продолжение открытого урока пограничной географии http://www.altzapovednik.ru/news/2016/05/den-pogranichnika-v-Yailyu.aspx.   Программа, по которой с самых юных лет девчонки и мальчишки заповедного села приобщаются к истории своей малой Родины и нашего большого Отечества, готовясь стать достойной сменой своим отцам и дедам.

 

Дополнительная информация:

http://www.altzapovednik.ru

http://zapovedselo.ru

http://www.altzapovednik.ru/news/2016/10/roboty-pionery.aspx

http://www.altzapovednik.ru/news/2016/07/po-sledam-zapovednogo-dozora.aspx

 

Евгений Веселовский.

Фото автора.

 

 

P.S. Рассказ о встрече с медведем - хозяином алтайской тайги.

В сентябре 1996 года конная патрульная группа Алтайского заповедника совершала очередной рейд вдоль отрогов Шапшальского хребта. В задачи сотрудников охраны (в те года они ещё назывались «лесниками») входили профилактика браконьерства и задержание нарушителей заповедного режима, заброска продуктов и снаряжения для зимних оперативных обходов, ремонт таёжных избушек и заготовка дров для них. Погода радовала настоящим «бабьим летом» - стояли спокойные солнечные дни. Сухой, слегка звенящий от ночных заморозков воздух, был прозрачным и позволял из далека просматривать горные перевалы и брода через обмелевшие речки. Шли споро, сытые кони легко несли на себе и вооружённых всадников, и полные арчемаки снаряжения и продуктов. Ясная погода позволяла не привязываться к зимовьям и организовывать ночёвки в наиболее удобных местах: большие поляны, озеро или ручей, наличие дровяного сухостоя.

Так продолжалось около десяти дней.

На исходе второй недели путешествия по алтайской тайге через перевалы и брода небо затянуло свинцовыми, набухшими от накопившейся влаги, тучами и в долине реки Ангураж по плащам лесников, по арчемакам, по головам, гривам и крупам лошадей заструились дорожки-ручейки холодного сентябрьского дождя. Последняя лесная ночевка прошла в урочище Ташту-Ойра – в гостеприимном зимовье Чодринского лесничества. В избушке было тепло и уютно, неяркий свет керосинки освещал потёртый стол из «колотья» и такие же бугристые нары, грубо срубленные кедровые стены, богато проконопаченные мхом и с висящими на них карабинами, биноклями и прочим полевым вооружением.  Из маленького оконца внутрь зимовья сквозь струи дождя заглядывала осенняя таёжная темень и молча сетовала: «Ну что, приплыли? Вот и сидите теперь, ждите погоды…».

Но ранним утром был ранний подъём, быстрый холодный  завтрак из вчерашнего ужина и в достатке горячий крепкий сладкий чай со сдобными сухарями. Разогретые чаем, не замечая мокрой дождливой прохлады, оседлали лошадей и, помогая друг другу, загрузили арчемаки. Потом, проверив ещё раз подпруги, уселись в сёдлах, поёрзали «пятыми точками» для обустройства в кожаных креслах и двинулись вверх по реке Сайхоныш. И дальше - по крутой тёжной гриве в сторону Джулукульской котловины – широкой, в несколько десятков километров, горной долины, поросшей карликовой берёзкой и ивушкой.

По мере подъёма к гольцам тайга становилась реже, кедрачи, ели и лиственницы – ниже, а дождь постепенно перешёл в мокрый снег. На самом верху патрульщиков ждали уже только маленькие горно-тундровые кедрушки, карликовые ивушки и березки  и метель, бросающая со всех сторон жёсткий колючий мелкий снег в глаза и за шиворот. Видимость резко упала до нескольких метров. Кони медленно несли укутавшихся в плащи всадников через почти зимнее буйство горной стихии, через заросли и неглубокие болотины. Прошло около получаса этого постепенного передвижения, прежде чем инспектора поняли, что сбились с тропы и двигаются в сторону от нужного направления. Пришлось вернуться назад, к месту подъёма из долины Сайхоныша и, после успешного поиска, выйти на тропу, ведущую в сторону озера Джулукуль.

Копыта коней гулко застучали по наезженной и нахоженной горной «дороге» и повеселевшая патрульная группа бодрой рысью, несмотря на беснующуюся пургу, двинулась в правильном направлении. Но не прошло и трёх минут этой весёлой рыси, как лошади встали, словно кто-то схватил их за узду – впереди, метрах в двадцати пяти от всадников от заломленной кедрушки поднялся на задние лапы матерый медведь. Не видя лошадей и людей в силу своей природной подслеповатости и кружащейся пурги, он, тем не менее, чуял – кто-то нарушил его вегетарианскую трапезу. Это внушало хозяину тайги беспокойство. Его крупный нос, похожий на свиное рыло, двигался из стороны в сторону, пытаясь уловить запахи нарушителей покоя и определить степень опасности. Кони стояли как вкопанные. Один их лесников, как-то по казачьи ловко, перекидывая правую ногу через голову своей лошади и одновременно снимая карабин с плеча, уже стоял рядом с конём и держал «топтыгина» на прицеле, остерегаясь за безопасность и себя и всей патрульной группы. Метель крутила и вертела снежные вихри, перемешивая в них запахи и направления. Такое напряжённое стояние продолжалось недолго - около минуты. Медведь, несмотря на свою массивность, мягко опустился на передние лапы, повернулся и быстро, но с достоинством,  скрылся в снежной пелене, словно знающий себе цену хозяин этого дикого мира. И с облегчением вздохнули лесники, посмотрев ему вслед.

Стихла и улеглась метель. Свинцовые, низко летящие тучи, сменились светлыми облаками, между которых засинело яркое небо. Брызнувшие лучи сентябрьского солнца осветили тропу, гольцы, вершины гор и далеко виднеющиеся ледниковые гривы Узун-Оюка. И прежде, чем тронуться в путь, патрульщики (кто мысленно, а кто и вслух) сказали спасибо Хозяину, который не тронул их и показал дорогу к Джулукулю… Ведь и они его не тронули… Потому что ЗаповедЪ без границ….


Возврат к списку


pojertvovanie.jpg
Заповедник "Саяно-Шушенский" заповедник "Алтайский"azasNew.pngНациональный парк "Шушенский бор"Дирекция ООПТ Хакасииkat.jpgКГБУ Дирекция Красноярского краяэмблема Шорский национальный парк.jpg
Заповедник "Тигирекский" Tunguskii.jpgЗаповедник «Убсунурская котловина»Заповедник "Хакасский" Лого Куз Алатау.jpg   ЕргакиCentralnosibirskii.jpg stolbi.jpg
  Яндекс.Метрика