История волонтёра. «А я еду за туманом и за запахом тайги…»


История волонтёра. «А я еду за туманом и за запахом тайги…» 15.11.2017

История волонтёра. «А я еду за туманом и за запахом тайги…»

Сибирь… Сколько для меня в этом слове величественного, любимого и могучего. Сибирь огромна и разнообразна. Кемеровская область, что знает рядовой человек об этом регионе нашей страны? Угольные шахты, самый долго действующий губернатор и горнолыжный курорт. Я же еще знала про Кузнецкий Алатау и слышала загадочное и манящее название «Горная Шория». Услышала, попредставляла какая она и на время забыла, но желание когда-нибудь побывать там, познакомиться с соседом Красноярского края осталось. В моем любимом и родном заповеднике «Красноярские Столбы» у одной из экологических троп висит отличная карта – «Особо охраняемые природные территории РФ». Я часто возле нее останавливаюсь, рассматриваю и ищу какой-нибудь заповедник, о котором услышу.

–Вот Алтай. Вон Хакасия. Это мы. А это Кемеровская область…о, у них есть национальный парк.

После международной археологической экспедиции РГО я крепко связалась с волонтерством. А после участия в волонтерском лагере природного парка «Ергаки» на лето снова планировала волонтерство в ООПТ. В череде просматриваемых различных объявлений я замечаю – «Шорский национальный парк». Ищу информацию – Парк расположен на крайнем юге Кемеровской области в границах Таштагольского административного района. Площадь национального парка составляет 414306 га. Это отдаленная от городских агломераций, труднодоступная территория, на посещение которой нужно разрешение. Маршруты водные, либо заброска. Одним словом это было именно то, что мне нужно. Тишина, величественная природа, реализация, возможность быть полезной и увидеть новое. Шорский, Кемеровская область, Горная Шория – все встает в манящую картинку, и я отправляю заявку. Итак, самый конец августа и я участник Всероссийской волонтерской экспедиции, приуроченной к 100-летию заповедной системы России в Шорском национальном парке.

До Новокузнецка 20 часов, плацкарт 38 место (да то самое), рюкзак набитый теплыми вещами, потому что сибиряк не тот, кто не мерзнет, а тот, кто тепло одевается. Кружка чая мерно покачивающаяся под сменяющиеся виды пока еще зеленых листьев и разговоры с попутчиком, работавшим в Баргузинском заповеднике. Пока ждала автобус до Таштагола, увидела девочку с рюкзаком и каким-то чемоданом в придачу. Успокоилась, что у меня не самый большой рюкзак (я почти ничего не взяла, даже платье выложила). Оказались в одном автобусе, познакомились. Цель общая, вместе опаздывали на начало программы, потому что ехали в одном поезде из Красноярска. Организаторы позаботились о возможности познакомиться с самим городом, его историей и достопримечательностями. Хоть мы с Василисой и не успели в музей, но стали звездами местного телевидения, дав интервью о своем будущем участии в экспедиции. Погуляли с экскурсией по улицам в парке «Горняцкие горизонты», рассматривали оттиски наскальных рисунков на бронзовых рогах лося скульптуры «Золотая Шория», который является одним из «Семи чудес Кузбасса», ее изготовили в мастерской г.Пьетрасанта (Италия) и везли по воде до С.-Петербурга, а потом уже сюда. Вкусно накормили в кафе и отправили спать в гостиницу. Утром под моросящий дождь и понижение температуры, укомплектовавшись в УАЗики, наша команда во главе начальника отдела развития туризма: волонтеры, приехавшие из городов Кемерово, Москва, Тула, Новосибирск, Тюмень, Санкт-Петербург, Красноярск, инструктора ДЮТ г. Таштагола, опытный Спасатель и провожавшее руководство парка, отправились за п.Мрассу.

Проезжали дренажные отвалы, где до образования национального парка проводилась золотодобыча. В погоне за «желтым камнем» люди растерзали почвенный покров, деревья, выбросив сопутствующие породы на поверхность. Забрав, ушли, не заметая следы, не попытавшись помочь природе. Брошенные, полуразвалившиеся под тяжестью времени, драги, стояли немым укором.

Мрассу - самая крупная река национального парка. Ее протяженность в границах парка 181 км., 130 км. из которых нам предстояло пройти. С шорского языка название реки означает «кедровая река (вода)». На отправной точке нам уже нашлась работа, пока собирались катамараны, делали выгрузку из автомобилей, девочки успели убрать стоянку от мусора. Кладовые бутылок и битого стекла были запрятаны даже в зарослях ивы. Берега были невысоки, в начале маршрута встречалось много перекатов и отмелей. Погода была пасмурной и периодически моросил дождь. «Вот и кончилось сибирское лето и гор по берегам нет…», - успела загрустить я, но ошибалась. Самое интересное и красивое ждало нас впереди, и каждый новый день пути радовал новыми открытиями. Этот самый дождь стал нашим помощником в прохождении пути. На следующий день уровень реки поднялся, и весь маршрут мы шли по хорошей воде, лишь изредка притираясь брюхом катамарана к отглаженной гальке на мелководьях. Нам не пришлось тащиться войлоком. Постепенно мели сменялись порогами, огромными валунами, торчащими посреди потоков воды. Вода была немного мутноватой от дождей, но все же настолько чистой, что опустив взгляд можно было разглядывать дно, а почерпнув ладошкой сразу же утолить жажду. Берега были покрыты черневой тайгой. Огромные величественные древние ели и кедры гордо стояли у несущей свои прозрачные воды Мрассу, оттеняя ее зеленью своих крон. Часть деревьев склонялась к воде. Легкий ветерок шевелил гирлянды лишайников поросших на ветвях. Казалось, что это прабабушки укутанные в теплое кружево своих платков задумчиво смотрятся в зеркала. Огромные деревья уже сваленные временем виднелись из потока, вода смыла часть веток и кору, оставив отглаженные стволы и толстые сучья, продлив жизнь могучих великанов еще на время. На языке водных туристов они именовались «расческами». Расчески тянули к себе и таили опасность. Обточенные ветки могли повредить катамаран, а участник мог остаться причесанным, но без катамарана, который уйдет дальше по течению с остальными, кто держался крепче. Поэтому завидев расческу, все дружно выполняли команды – греби-греби, подгребай и табань! Под хмурыми и неподвижными великанами ютились осины, всем своим видом живо трепеща от малейшего дуновения.

Первая стоянка в районе урочища Сахаровка состоялась под тот же моросящий дождик. За горячим ужином, сидя у костра было тепло и уютно. Утром все дружно принялись за работу. Парни из привезенных досок стали обустраивать стоянку. Девчонки собрали мусор по берегу и настало время собирать камни. Моя новая подружка с интересом рассматривала каждый камушек - «У вас в Сибири даже обычные камни необычайно красивы…». С каждой минутой пригревало теплее, небо было ясным и от вчерашних дождей не осталось ни следа, только маленькие редкие капельки на прибрежных травинках серебрились в лучах утреннего солнца. Вернулось радостное ощущение лета. Сидеть на берегу, складывая камни и подставляя щеки еще летнему солнцу в почти осенней тайге было радостно. У темных берегов виднелись редкие березки и кустарники, среди еще зеленой листвы, начинавшей буреть, кое-где проглядывали ярко-желтые кусочки. А у песка в водовороте пены кружились те, кто уже успел оторваться и улететь, приближая наступление осени. Золотая пора стремительно пролетит, придут снега и наступят долгие месяцы сна и покоя. Морозы зажмут реку в свои леденящие объятья и продержат до самой весны. А сейчас в пору начала осени все ценило эти солнечные дни. Солнце уже не жгло, а заботливо пригревало, ласково касаясь и прощаясь. Бабочки порхали, садясь на вытянутую ладонь. Трясогузки восторженно били хвостами о землю, щебеча свои истории. Воды Мрассу наговаривали свои рассказы, так ослепительно блестя под августовским солнцем.

Под слаженный звук молотков и пилы к вечеру выросли добротный стол и лавочки. Крыша над ними была широкой и укрепленной – снегов здесь много и построили ребята на совесть, чтобы долго служило туристам, которые будут проходить эти места, останавливаясь для отдыха и ночлега. Благодаря собранной гальке и булыжникам к стоянке от самого берега вела дорожка, которая выполняла не только эстетическую, но и практическую функцию – была удобной и защищала почву, кустарники и травы от вытаптывания.

Кто работает – тот и отдыхает. Кто-то пошел рыбачить, а часть ребят отправилась на вершину неподалеку. В зарослях борщевика и высокого травостоя пробирались к горе. На свежераскопанной земле виднелись следы зверья. Один медвежий и много копытных. Взбирались на середину вершины, периодически посвистывая в свисток и подавая голоса. С места открывался красивый вид, заходившее солнце оттеняло излучины реки. Мы уселись в мягкие травы, щурили глаза от остывающего света, вдыхая запахи за день нагретых трав чабреца и душицы с нотками вечерней прохлады и любовались просторами. Со всех сторон был лес… Антон из Москвы сказал: «Сюда часто приходит медведь, следы которого мы увидели. Он тут живет и это его любимое место». Мы удивились такой уверенности, а Антон с видом знатока продолжал: «Медведи любят и понимают красоту природы. Вот он и посещает это место». Было такая тишина, что из лагеря эхом доносились разговоры остальных, виднелся дымок от костра, предвещая сытный ужин. Наверное, можно было просидеть так ни один час, погружаясь в свои мысли, отдыхая душой, но мы заторопились в лагерь, нас уже заждались, да и любимое место хозяина тайги надо было освобождать, вдруг вернется на вечерний отдых. Такой насыщенный день завершился разговорами у костра. Каждый отведал свежего хариуса, многие впервые попробовали вкусную рыбку, да еще и в такой замечательной обстановке. За горячим травяным чаем слушали инспектора Александра, который был местным шорцем, его самобытный говор звучал под треск пылающих поленьев, рассказывая про зверя, который здесь обитает, как ведет себя медведь и про народность шорцев, их традиции и быт. Так захотелось понаблюдать за дикими животными в их естественной среде, Саша сказал, что рано утром собирается выйти первым, порыбачить и берет с собой пару волонтеров. Решено: я, Василиса из Петербурга и Алексей из Тулы станем участниками этого выхода. Алексей будет выполнять роль фотографа, Василиса снимать с квадракоптера, а я счастливый наблюдатель.

Ранним утром мы поднялись, наскоро позавтракали, выпили крепкого кофе и отправились на встречу рассвету. Реку покрывал густой туман, небо начинало светлеть. Было свежо, даже слишком. Холодели щеки и мы словно нахохлившиеся воробьи, молча плыли в пелену неизвестности. Саша объяснил, что зверь пуглив, человек в этих местах непривычен, а река разносит звуки на многие метры. Все кругом только начинало просыпаться, создавалось очень сильное впечатление таинственности, от каждого шороха вокруг сердце замирало, а птицы вполголоса распевались новому дню… Появлялось солнце. Еле уловимые, робкие лучи медленно пробивались сквозь застенки тумана. Туман зашевелился, разбуженный лучами, словно большой ленивый кот и начал просыпаться. Клубясь и танцуя над рекой, он стал подниматься, протягивая свои пушистые лапы, касаясь воды и одергивая назад. С приходом лучей все стало оживать. Вот над рекой разнесся зов птицы… быстрый взгляд – успеваешь только увидеть улетающие крылья. Вот посреди реки расходится небольшая рябь, это норка переплывает нам дорогу.  С лучами оживали и мы. Нас переполняли эмоции.

Мне хотелось, молча созерцать широко открытыми глазами каждую сменяющуюся картинку, жадно запоминать окружающие виды. Леше хотелось восторгаться вслух и тут же делиться впечатлениями. Приходилось шикать и кидать строгие взгляды в его сторону. То ли вышли мы поздновато, то ли восторги и шиканья были услышаны, но звери не особо хотели показываться нам и тот выход стал природно-созерцательным.

На одном из порогов нас, потерявших бдительность и скованных утром, на излучине реки понесло на коряги. Усиленная гребля и подгонные команды друг другу быстро заставили согреться. Каждый боялся потерять весло и в итоге мы потеряли одного из участников нашего «корабля». Место было неглубокое, ситуация получилась забавной и смешной. Леша испугался, что можно утонуть и чуть сам не бросился в воду. Течение крутило и уносило катамаран от пострадавшего и с трудом все же удалось пристать к берегу. Пытаясь отдышаться от внезапного адреналина и смеясь, выливали воду из сапог, проверяли сохранность груза. Потерь все же избежать не удалось, дождевик ушел на дно. Дошли до островной косы с видом на треугольную гору, причалили. Разложив сушить вещи после попытки кораблекрушения, остались ждать остальную часть группы. Готовили на костре обед, купались в бодрящей воде и загорали. Приближаясь, группа по рации сообщила, и мы встретили их съемкой с высоты и закипающим чаем. Все погрустили с нами из-за отсутствия встреч с животными. Но уже было решено, что нам дадут еще один шанс.

После обеда вереница наших катамаранов дружной гурьбой двинулась к стоянке в районе р.Колзас. Разбили лагерь, выгрузили материалы и целый следующий день был посвящен устройству новой стоянки. Этот берег был более высокий, поэтому силами спасателя Жени были сделаны и укреплены брусками земляные лесенки, которые девочки искусно уложили булыжниками и галькой. Вечер встречали под новым навесом рядом с выложенным костровищем. Каждый день дежурство по кухне сменялось, но самым важным и постоянным человеком в организации нашего питания была волонтер Виктория -  неутомимая, полная энтузиазма, она радовала нас обилием и разнообразием блюд. В ужин пыталась скормить и то, что осталось с завтраков-обедов.

Следующее раннее утро было нашим. На этот раз, учтя ошибки прошлого, собрались быстрее и отправились на новую встречу с туманом реки в сопровождении Владимира – главного человека нашей экспедиции. Опуская весла в темноте, уже шли, когда звезды одна за другой стали исчезать. Лишь редкий полушепот– «греби-греби… камень! ... табань, греби-и-и…» нарушал тишину.

Вот редкое перекрякиванье донеслось и мы замерли. Впереди в заводи сонные утки. Катамаран бесшумно в тумане подходит ближе. Утки, зашумев крыльями, с разбега по водной глади как с взлетной полосы, проносятся мимо и исчезают в тумане. Снова тишина. На ветке большая птица. Фотограф, не дыша, держит камеру наготове – фокусировка, пара щелчков объектива и птица сорвавшись, глухо разрезая воздух взмахами крыльев, отлетает чуть дальше, садиться на ветку и наблюдает за нашим передвижением. Скопа – редкая птица занесенная в Красную книгу Российской Федерации, где-то здесь ее гнездо, поэтому не улетает совсем. Еще одну норку мы видим более близко.  Подплыв к берегу, деловито отрясаясь от воды, шустрый зверек бросает взгляд на нас, повертев головой  и махнув хвостиком, замирает на несколько секунд для запечатления своей грациозности, юркает в норку между прибившихся веток.

Два ворона, споря друг с другом, нарушают тишину утра. Рассветное солнце щурит нам глаза и теплом лезет под куртки. Мы слышим звук… это не птица…движение кустов, звук повторяется, приближаемся и на берегу видно следы копыт, здесь водопой, Владимир определяет - это был маралий рев. Марал был так близко и он видел нас, а мы его нет. Улыбаясь, идем дальше. Птицы поют свои хвалебные песни наступающему дню и мы останавливаемся у тонкой косы. Сидя у реки, паром из груди выдыхая утреннюю свежесть, прихлебывая горячий чай из термоса, чувствуешь свое единение с природой, осознаешь как прекрасно утро.

Желтобрюхая трясогузка сидит на соседнем камне, помахивая хвостом как - будто в знак встречи. Туман поднимается все выше, открывая берега реки, теперь их можно рассмотреть. С каждым днем передвижения по маршруту горы становятся выше, появляются скалы среди лесов и с каждым днем все больше влюбляешься в эти моменты пути по воде. Когда за день ты с легкостью проходишь многие километры пути, не сгибаясь под тяжестью рюкзака, река дарит прохладу и сменяющиеся картинки берегов, течение несет ровно, встречая иногда порогами, открывая свои береговые и подводные миры сквозь прозрачные воды. Вот каменистое дно, а вот леса водорослей среди которых плавают разные рыбки, весло тихо опускается и рыбки стремглав уплывают в разные стороны, сверкнув чешуей.

На прибрежных косах останавливались, собирали консервные банки и бутылки, радовало, что мусора было немного, но все же было очень жаль, что он появлялся в таких местах вообще.

На стоянке в районе р.Кизас мы разбили лагерь напротив огромной скалы. Ночь была щедра на холод и ясное небо. Греясь у костра, пели походные песни, то и дело задирая головы на рассыпанные алмазы звезд. Здесь в тайге, не тронутой «световым загрязнением» небо было настоящим, а казалось сказочным. Неужели на небе и в правду так много – много звезд?! Одни горели ярко, другие были далеко-далеко но все - равно показывали свой свет, мне кажется даже ученые никогда не посчитают сколько же их. Мы искали созвездия, находили и загадывали желания на срывающиеся огоньки. В двух спальниках мне было почти тепло, звуки реки, отталкиваясь от скалы, звучали слышнее в палатке и убаюкивали крепким сном. Утром на запах нашего костра прибежала собака, следом другая. Не обласканные и голодные с умными глазами они стали участниками нашего завтрака, потом еще несколько присоединились. Махая им на прощание, один за другим катамараны двинулись дальше по маршруту, собачки побежали нас провожать, они долго бежали по берегу, мелькая среди деревьев своим пушистыми хвостами и через пару часов скрылись из виду. Теперь мы шли по реке в окружении гряды скал. Вот останец Солдат! – махнул Владимир в сторону выступающей скалы. И действительно силуэт солдата виднелся среди скалы на общем фоне камней. Во время пути, когда никто не ожидал, перед одним катамараном на мелководье пробежала косуля. А после поворота на одном из берегов ребята заметили двух медвежат играющих у воды. Один малыш, посмелее поплыл, а второй только пугливо залезал в холодную воду. Следующий катамаран зашумел и со склона горы послышался рык... Малыши, моментально заслышав маму, забарахтались в воде, поспешая к берегу. Кусты зашевелились, сушить весла стало опасно и все активно погребли, обгоняя течение. Медвежатки были миленькие и хорошенькие, но встречи с мамой этих ребят никто не хотел. На маршруте встречались участки леса, где среди огромной черневой тайги и сосен вдруг сплошняком виднелись осины и березы – вторичные леса на месте бывших вырубок Шорлага или старых уже исчезнувших деревень. Заметили еще один геологический природный объект. Огромная голова слона выглядывала из густого древостоя – арка «Пьющий слон».

К полудню прибыли на кордон «Кабук» - симпатичный деревянный домик со строениями уютно расположился на высоком берегу, обрамленном яркими гроздьями рябиновых дерев. С возвышенности низвергался какой-то водопад. Это был воклюз, ледяные ключи били из-под земли бурлящим потоком.

Во время обеда неожиданно появилась одна из наших знакомых собачек, а следом и все остальные. Мокрые, с языками на боку, уставшие, они радостно махали хвостиками. Столько километров и времени бежали они, догоняя нас. Пообедав и скормив лишние порции нашим верным друзьям, простились с ними.

Мы отправились по маршруту дальше. Пещера «Грандиозная» расположена в скальном массиве на правом берегу реки Мрассу, длина пещеры около 1 км. Взобравлись на гору в сопровождении наших опытных проводников – инструкторов - таштагольцев Миши и Сергея. Пещера находится над уровнем реки около 50м, сразу попадаешь в световой грот высотой около 40м. Над входом есть окно в форме следа, который виден с воды. В дальней части восходящий камин высотой около 20м выводит на балкон, от которого идет галерея. Находясь внутри, становится понятным неслучайное название. Красивые известняковые стены, окрашенные в разные молочные оттенки и поросший зеленью вход, делают пещеру очень красивой.

Солнце зашло, и в наступающей темноте наша вереница добиралась до места ночевки. Вдруг что-то пронеслось мимо, следом еще. Ребята с соседнего катамарана тоже заметили. С каждой минутой этих теней становилось все больше и словно новейшие истребители они пикировали вокруг нас. Летучие мыши. Стаи летучих мышей праздновали свое время.

Приют «Карчит» встретил нас цивилизацией. Свет от генератора, долгожданная баня и сон в гостевом домике на кроватях. Утром мы отправились в поход. От кордона шла тропа, поднимаясь вверх к смотровой площадке. Нам открылась очень красивая панорама на долину р.Мрассу. Река блестящей полоской несла свои воды среди светлеющих скал в окружении круглых крон темнеющих кедров, кусты ивы компактно формировали берега и все сверху было таким маленьким, а вокруг на многие километры простирались нескончаемое море тайги.

Дальше тропа уходила в низину, где нас уже поджидали огромные, выше человеческого роста, заросли крапивы. Когда-то здесь жили люди, у них были дома с видами на эти прекрасные леса, а теперь все захватила вечная спутница человеческой деятельности на земле. Руки горели, кому-то досталось и по лицу и снова начался спасительный подъем.

От прежней деревни остались сенокосы, которые порой использовали некоторые семьи поселка в 18 км. Красивые луга с остатками запоздалых цветущих трав вели нас к пещере Азасской, являющейся одним из «семи чудес Кузбасса». Из пещеры вытекает ручей Азас, левый приток реки Мрассу. Пещера является выводной частью подземной гидросистемы, протяженностью в несколько километров, однако для человека доступны лишь небольшие части этой системы - конечная (пещера «Азасская») и начальная (пещера «Кузбасских спелеологов»).

Огромная котловина площадью в несколько десятков кв.км. собирает поверхностные водотоки в небольшую речку, которая втекает в пещеру Кузбасских спелеологов. Через 3км. и на 100м. ниже, подземная река выходит на поверхность в пещере «Азасская».   Устье Азасской пещеры расположено в вершине узкого лога, поросшего березой, пихтой, кедром, кустами рябины, ивы, жимолости, смородины, густой высокой травой. Вниз, к днищу лога, от тропинки мы добрались по дощатым лестничным настилам с перилами – это работа прежних волонтеров экспедиции. Входной грот пещеры «Азасской» сразу впечатлил, вертикальный скальный обрыв светло-серых известняков, а дно выложено глыбами и крупным щебнем серых известняков. Размеры пещеры в глубину около 40 м. от света фонариков стены заискрились драгоценным отблеском. Общая протяженность ходов пещеры - около 120м, дальнейший путь перекрывает огромный восходящий завал, на который мы залезли.

Инструктора рассказали, что неоднократные попытки пройти завал, успеха не имели. Вода выходит из-под стенки пещеры сквозь трещины возле днища, примерно в 20 м от устья пещеры и, вначале, заполняет пространство между глыбами, а затем, ниже, образует воклюз, дальше поток течет по днищу лога, заваленного глыбами известняков накрытых сочным ярким мхом, валежником, поросшего густой высокой травой и кустарником, образуя левый приток ручей Азас. Это очень живописное место.

Попробовали воду, на вид она мутноватая, беловатая, но без вкуса, без запаха. Пещера «Азасская» очень привлекательна для туристов и исследователей. Владимир рассказывал местные легенды, как здесь неоднократно наблюдали огромное лохматое существо. Но при приближении людей неведомое чудище скрывалось, оставались лишь его следы. В последние несколько лет в пещеру были организованны различные экспедиции и снималось несколько передач. На обратном пути Владимир взял нас с Лехой  проверить установленную фотоловушку. Поход в пещеры – это знакомство с таинственным миром хрупкой красоты, это лабиринты, скрытые от глаз и нужно очень внимательно относиться к таким местам. Этот поход стал яркой точкой наших ярких впечатлений. Пока топилась баня, ребята помогли убрать старое дерево, которое опасно нависало над крышей домика.

Вечером после жаркой бани с вениками и нырянием в Мрассу, сидя на деревянной лавке, гладя пригревшего кота в окружении людей уже ставших друзьями, было радостно и грустно. Радостно от переполняющих эмоций, впечатлений и стольких захватывающих видов, которые за эти короткие, но такие насыщенные каждой минутой 8 дней мы прошли вместе. Грустно, от того, что экспедиция заканчивается, маршрут пройден и придется проститься. К столу принесли копченых чебачков, вкусный запах рыбки вмиг заполнил все пространство. Огонь пылал, травяной чай закипал, Виктория несла торт. Звезды на небе сияли, холод ночи после бани совсем не пугал и каждый говорил важные слова, льющиеся от сердца о своих ожиданиях, о своих эмоциях и состоявшихся событиях.

Утром, утромбовав рюкзаки, все снаряжение, много мешков собранного мусора по всему маршруту, мы двинулись в последние 18 км до п.Усть-Кабырза – конечной точке нашего маршрута, где нас уже ждали УАЗики и 55 км. пути до Таштагола.

Спасибо прекрасному Шорскому национальному парку за сохранение и бережное отношение к родной природе. Спасибо за возможность увидеть и прикоснуться к нетронутым лесам, раскинувшимся вдоль разнообразных живописных берегов реки Мрассу, за возможность понаблюдать за дикими животными в их естественной среде обитания. За возможность отдохнуть душой, надышаться свежим таежным воздухом, встречать утренние туманы на реке и провожать обилие звезд у костра. Спасибо за возможность внести частичку своего труда в общее дело и вашу гостеприимность.

 

 

 


Возврат к списку


 
pojertvovanie.jpg
Заповедник "Саяно-Шушенский"AltaiZapovedniik.pngazasNew.pngНациональный парк "Шушенский бор"Дирекция ООПТ Хакасииkat.jpgКГБУ Дирекция Красноярского краяэмблема Шорский национальный парк.jpg
Заповедник "Тигирекский" Tunguskii.jpgЗаповедник «Убсунурская котловина»Заповедник "Хакасский" Лого Куз Алатау.jpg   ЕргакиCentralnosibirskii.jpg stolbi.jpg
  Яндекс.Метрика